LAT / ENG / RUS
< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >

РЕЙНИС И МАТИСС КАУДЗИТЕ. «ВРЕМЕНА ЗЕМЛЕМЕРОВ»

В 1879 году вышел из печати роман «Времена землемеров», написанный двумя братьями – учителями из Вецпиебалги, Рейнисом (1839–1920) и Матиссом (1848–1926) Каудзите. Роман не изменил представлений о том, какой должна быть проза, как это нередко бывает в переломные моменты литературного процесса – он создал эти представления, притом создал на пустом, по сути, месте.

Появление этого романа – и в самом деле загадка: трудно объяснить, как на однообразной равнине латышской прозы, обживаемой в то время одними лишь назидательными зарисовками и фельетонами – там, где практически отсутствовала какая-либо традиция – мог появиться роман, мгновенно положивший начало традиции, которую другим писателям оставалось лишь продолжить.

«Времена землемеров» – на первый взгляд, ни на что особо не претендующее повествование о землемерных работах в Видземе во второй половине позапрошлого века. Роман полифоничен – в нем переплетаются многие, равные по значимости сюжетные линии: обмеры земли и связанные с этим интриги, свойственный реализму ХIХ века трагично-сентиментальный рассказ о любви, отношения между крестьянскими усадьбами, а также двумя волостями – Слатави и Чангалиены; колоритные персонажи, весьма замысловатая детективная линия с убийством и похищением главного землемера. Но самое важное – братья Каудзитес точно разметили очертания характерного для будущей латышской прозы пространства. В романе «Времена землемеров» – это четырехугольник, ограниченный крестьянской усадьбой, трактиром, барским поместьем и церковью. В зависимости от обстоятельств, эта фигура способна видоизменяться: так, к примеру, со временем исчезло поместье, а любой из элементов мог быть замещен другим – школой, зданием суда. Однако сам принцип закрытого пространства оставался практически неизменным. Многим прозаикам последующих поколений так и не удалось выбраться из клетки, определенной «Временами землемеров», как бы они старались.

 В романе «Времена землемеров», как и во всей латышской прозе XIX века в целом, практически отсутствует движение в пространстве. Маленький «внутренний» мир одновременно является большой Вселенной, где представлены все слои общества и все психологические типы, где разыгрываются и трагедия, и комедия, и фарс. Другими словами – братья Каудзите доказали, что этот крохотный мирок отвечает законам большой литературы. Само собой разумеется, где-то существует и «внешний» мир с метрополией, там обитают сильные мира сего, там решаются судьбы «внутренних» миров, но все это настолько далеко и столь чуждо, что герой романа об этом даже не думает. Этот малый, «внутренний» мир абсолютно обустроен и обозрим буквально с вершины холма, все в нем закономерно и предсказуемо. Определенные колебания возможны, конечно, и здесь – перемещения по четко выраженным силовым линиям, незначительные перегруппировки – но, в основном, этот мир ориентирован на стабильность. Характерно отношение авторов к этим элементам хаоса и упорядоченности: пока «внутренний» мир относительно спокоен, они описывают ситуацию в достаточно ироничных и легкомысленных тонах; едва равновесие теряется, возникают трагические нотки.

Братья Каудзите романом «Времена землемеров» убедительно заявили о появлении нового игрока на сцене европейской литературы и о том, что латышская литература способна на прозу, равноценную прозе «больших народов».    

Братья Каудзите, как в соавторстве, так и каждый по отдельности написали много работ – стихов, афоризмов, воспоминаний, учебников, неоконченных романов, но создать что-либо равное «Временам землемеров» им уже не удалось.

Гунтис Берелис

< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >
дизайн: tundra