LAT / ENG / RUS
< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >

ИМАНТС КАЛНЫНЬШ. «СИМФОНИЯ СВОБОДЫ»

В латышской симфонической музыке существуют лишь два примера подключения к глобальным, объединяющим все человечество волнам мысли и чувства: это Четвертая симфония («Атлантида») Яниса Ивановса и Четвертая симфония (без программного названия) Имантса Калныньша.

Первая – предсказала близость и трагический исход Второй мировой войны, вторая – призывает освободиться от тисков тоталитарного режима, стать индивидуальностью и самому выковать свою жизнь и счастье.

Как это оказалось возможным – с учетом факта, что Четвертая симфония И. Калныньша была написана во времена разгула советской цезуры, в 1973 году?

«Смело пиши всё самое сумасбродное, что только приходит в голову»,–  так мне сказал Аарво Пярт. Только тогда твоя работа будет чего-то стоить. И я его послушался. Как своего учителя. И написал», – так в интервью Ингриде Земзаре признался Имантс Калныньш.

«Сумасбродство» в данном случае – не только и не столько использование в составе симфонического оркестра электрической бас-гитары, но и (в первую очередь!) подчинение симфонической драматургии демократичным, предполагающим широкую аудиторию принципам рок-музыки.

Ostinato – длительный повтор одной мелодии или ритмической фигуры, хорошо известный с «Болеро» Мориса Равеля. В первой части симфонии Калныньш многократно повторяет мелодию и ритмический рисунок своей песни «Семь печальных звезд», достигая яркой, сильной, эмоционально волнующей кульминации. Вторая часть рисует оазис идиллической красоты, третья – словно задает гамлетовский вопрос: «Быть или не быть?». Четвертая часть была в свое время раскритикована за хаотичность и калейдоскопичность тематики. Мнение бытовало до 1997 года, когда все услышали оригинальную версию симфонии с песнями на стихи «Лирического цикла» американской поэтессы Келли Черри в исполнении американской же солистки. Тогда я вспомнил сказанное композитором: «В основе музыки финала Четвертой – песни». Вспомнил требование слуг уже поверженного режима: «Если хочешь, чтобы твою симфонию исполняли, убери оттуда этот американский текст». В 1973 году композитор согласился. В нынешних условиях именно оригинальная версия Четвертой симфонии стала одной из немногих симфоний латышских композиторов, публично исполненных в США (ее представил симфонический оркестр Детройта под управлением знаменитого эстонского дирижера Неэме Ярве).

«Два в одном» – по причине парадоксов ушедшей эпохи существуют два Финала Четвертой симфонии Калныньша. Какой из них более адекватен концепции симфонического цикла – зависит от нашего желания и нашего восприятия. Но, безо всякого сомнения, эта симфония – про мою, твою и про нашу свободу. Если Пятую симфонию Бетховена величают «Симфонией судьбы», Шестую симфонию Чайковского – «Патетической», почему бы не дать Четвертой симфонии Имантса Калныньша титул «Симфония свободы»?

Гунтарс Пупа

< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >
дизайн: tundra