LAT / ENG / RUS
< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >

НОВЫЙ РИЖСКИЙ ТЕАТР АЛВИСА ХЕРМАНИСА

Наиболее представительной персоной в латышском театре конца ХХ – начала ХХI века является Алвис Херманис. Он не только создал Новый Рижский театр – единственный в Латвии театр лабораторного типа с оригинальной эстетической программой, но и добился его международного признания.

С самой первой своей постановки – реализованного в духе крайнего минимализма спектакля «Возвращение как тихая и спокойная река» по С. Содербергу (1993) – режиссер стремится осуществить провокационные, а в контексте латышского театра и оригинальные идеи, объединяя опыт разных стилей, эпох и культур. Близость к эстетике постмодернизма наблюдается в таких постановках А. Херманиса, как «Маркиза де Сад» по Ю. Мисима (1993) и «Портрет Дориана Грея» по О. Уайльду (1994). Однако, став руководителем театра (1997), он, вместе с экспериментальной функцией театра, принимает в качестве основополагающего принципа и необходимость расширения круга зрителей. Это удается режиссеру с помощью, например, психологически тонкой трактовки в стиле гиперреализма пьесы «Мой бедный Марат» А. Арбузова (1997), которая не сходит со сцены уже более десяти лет. Херманис нередко возвращается как к декоративной роскоши – в постановке пьесы «Барышни из Волчков» Я. Ивашкевича (2000) где актрисы наряжены в одежды Art Deco, так и к выразительному минимализму («Рассказ о Гаспаре Хаузере», 2002). Широкой международной признательности удостоилась постановка комедии «Ревизор» Н. Гоголя (2002) – яркий театральный гротеск, где мечта одетых в поролоновые пальтишки провинциальных толстячков о сладкой жизни перерастает в коллективную фантасмагорию.

В начале ХХI века метод работы Херманиса и Нового театра существенно меняется. Провозгласив, что в жизни каждого обычного человека больше драматизма, чем во всех пьесах Шекспира, режиссер практически не возвращается к традиционной пьесе, но каждую постановку строит как коллективный исследовательский проект. Актеры Байба Брока, Гуна Зариня, Вилис Даудзиньш, Гиртс Круминьш и Каспарс Знотыньш без текста, основываясь только на точных психофизических выражениях, убедительно показывают один день в жизни пожилых людей («Длинная жизнь», 2003). Своего рода эстетика реалити-шоу, разрушение границ между жизнью и искусством использована в постановке «Дальше», (2004). К тексту в новой – нарративной – форме режиссер возвращается в проекте «Латышские истории» (2004), где, в результате исследования актерами жизни и судеб своих современников, рождаются двадцать рассказов о людях Латвии. Это коллективное антропологическое исследование развивается в постановках «Латышская любовь» (2006), «Звуки тишины» (2007) и «Марта с Голубого холма» (2009) и, в общей сложности, создает яркое свидетельство духовного и физического существования сегодняшней Латвии.

В творческой программе нового периода – и суровый экскурс в историю тоталитарных режимов ХХ века в постановке «Лед» («Коллективное чтение книги с помощью воображения в Риге», 2005) по мотивам романа В. Сорокина, и подтверждение закона сохранения ценности человечности в постановке «Соня» по рассказу Т. Толстой (2007).

Сегодня театр Херманиса – это самый открытый для профессиональных поисков и экспериментов, равно как и самый молодой в Латвии театральный коллектив, регулярно представляющий искусство латышского театра на международных гастролях и фестивалях. Сам режиссер стал не только признанным международным авторитетом, но и новым лидером Балтийского театрального пространства, где до сих пор доминировали представители литовского метафорического театра Э. Някрошус, Р. Туминас и О. Коршуновас.

Гуна Зелтыня

< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >
дизайн: tundra