LAT / ENG / RUS
< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >

ЯНИС ЯУНСУДРАБИНЬШ. ИЛЛЮСТРАЦИИ «БЕЛОЙ КНИГИ»

Единая и неделимая совокупность литературного творчества и искусства иллюстрации – «Белая книга» писателя и художника Яниса Яунсудрабиньша (1877–1962) сопровождает с детства не одно поколение латышей. Подзаголовок «Сто историй в словах и в линиях» указывает на рисунки автора, как неотъемлемую часть автобиографического повествования. «Столь глубокого понимания души ребенка, отраженной в кристально чистых, понятных ребенку формах, не демонстрировал ни один латышский художник», – так в 1925 году писал историк литературы Янис Домбровскис, провозгласив «Белую книгу» наивысшим достижением в области детской иллюстрации.

Найти самый подходящий способ объединения слов и линий помогли не только воспоминания раннего детства автора, но и серьезные исследования языка детских игр и рисунков. Выбор линеарного стиля определило то соображение, что «в рисунке легче освободиться от тяжести реальности и отдаться стилизации», что, в свою очередь, дает возможность «отступить от обычных, натуральных форм и выразить все то же самое… в концентрированной форме». Автор работал в уверенности, что «ребенок нуждается не в иллюзиях, но в инициативе», оставляя последнему свободное пространство для воображения.

Я. Яунсудрабиньш родился в Селии, в семье батрака. После учебы в школе земледелия работал управляющим усадьбы Смуки. Именно в это время к нему приходит желание стать художником. Яунсудрабиньш учился в школе рисования и живописи Вениамина Блума в Риге (1899–1904), у Алексея Явленского в Мюнхене (1905) и у Луиса Коринта в Берлине (1908–09). Участвовал в культурной жизни Латвии как критик – в 1914 опубликовал первую попытку исторического очерка развития национального искусства. Живопись Яунсудрабиньша, в которой царил привычный импрессионистский «реализм», не может сравниться с его литературными трудами, однако особую ценность рисунков «Белой книги» современники тотчас отметили и признали. Оригиналы рисунков в 1914–16 годах экспонировались на нескольких выставках латышского искусства в Риге, Петрограде и в Москве. Некоторые из них хранятся в Музее национального искусства Латвии и в Музее писательского искусства, театра и музыки.

В свое время Поль Гоген призывал Западную цивилизацию вернуться от лошадей Парфенона к игрушечным лошадкам детства. Яунсудрабиньш отправился еще дальше – туда, где «купленная на базаре картонная лошадка стоит в углу, а дети играют самодельными». (И – «какими же красивыми коровами и лошадьми могут стать обыкновенные деревяшки!») Благодаря такому восприятию, возможность увидеть мир «Белой книги» глазами ребенка – в словах и линиях – обогащает людей другого века, выросших в другой среде.

Кристиана Абеле

< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >
дизайн: tundra