LAT / ENG / RUS
< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >

МАЙСКИЕ БОГОСЛУЖЕНИЯ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ В ЛАТГАЛИИ И АУГШЗЕМЕ И ОФИЦИУМ УМЕРШИХ В ЛАТГАЛИИ И АУГШЗЕМЕ

МАЙСКИЕ БОГОСЛУЖЕНИЯ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ В ЛАТГАЛИИ И АУГШЗЕМЕ

Традиция майских богослужений у придорожных или деревенских крестов достаточно нова, ее точное начало не установлено по причине недостаточных исследований. Речь, предположительно, может идти о второй половине XIX века. Не исключена и связь этой традиции с древними народными обрядами весенних песнопений под открытым небом.

В календаре Римской католической церкви май – месяц Пресвятой Девы Марии, а майские молебны – это ритуалы её чествования. В Латгалии и в Аугшземе они сформировались как локализация католической традиции XIX века. Богослужения проходили майскими вечерами, в основном, по выходным дням. Празднично одетые люди собирались у больших крестов, установленных вдоль дорог, на окраинах селений, около кладбищ или в церковных дворах. Нередко вокруг крестов были выстроены низкие ограждения и размещены скамеечки. Сами кресты украшали букетами и гирляндами цветов (см. фото «Майское богослужение в селе Аугстары Берзпилсской волости»).

Майские молебны в народе называли «пением у креста», они проходили в отсутствии и без руководства священников – служение направлял кто-нибудь из присутствующих: чаще всего пожилые женщины, которые хорошо знали песни, умели держать мелодию, могли организовать ритуальные действия.

Центральный элемент майских богослужений – песни Марии, в которых рассказывается о жизни, страданиях Марии и ее заслугах. Мелодии певцы знали наизусть – как и мелодии народных песен, они передавались изустно. Тексты песен приводились в молитвенниках. Выбор песен и их чередование зависели от опыта певцов и местной традиции. Как мелодии, так и тексты – это, в основном, локализации песен Центральной Европы.

Обязательной частью богослужения является литания Девы Марии («литания Лорето», XIII век) и вытягивание «знáчков». «Знáчек» (от польского znaczek) – нумерованная записка с напутствием для вытянувшего, например: «Весь месяц избегай лжи, а ежели солжешь, прочти немедленно Отче наш». Существенной частью богослужений были Библейские чтения.

Последовательность элементов богослужений в разных местностях различна, да и в других аспектах майские молебны в Латгалии и Аугшземе варьируются от деревни к деревне, от волости к волости.

Несмотря на то, что посвященные Деве Марии богослужения – общехарактерное явление для всего католического мира, все-таки распространенные в Латгалии и Аугшземе формы служения под открытым небом уникальны как в смысле условий и организации мероприятий, так и по масштабу практики.

Во время советской власти придорожные кресты были практически уничтожены. Традиция майских богослужений сохранилась лишь в нескольких захолустьях. По идеологическим причинам было блокировано и исследование традиции. В наше дни эта традиция возобновляется – не в одной Латгалии, но в некоторых других областях, например, у курземских суйтов.

ОФИЦИУМ УМЕРШИХ В ЛАТГАЛИИ И АУГШЗЕМЕ

В католических волостях Латгалии и Аугшземе с конца XVIII века получил распространение своеобразный музыкальный ритуал, называемый в народе «псалмами» (в зависимости от говора – saļmes, salmys, saļmas), а в практике и литературе католической церкви – официумом умерших (от латинского officium defunctorum).

Исторически официум умерших – разновидность часослова. Он оформился около 1800-го года как часть похоронной литургии  в день похорон, а так же во время бдений над усопшими – и 2-го ноября, в День Всех Душ. Официум умерших известен как молебен (отпевание), который на латыни проводили священники. Удивительно, что с конца XVIII века жители латышской национальности Латгалии и Аугшземе отправляли этот изустно наследуемый, почти фольклорный ритуал дома, без участия в нем священника.

Полное исполнение официума умерших занимает полтора-два часа, и чаще всего проводится в виде домашнего собрания. Для жителей Латгалии и Аугшземе ритуал этот – неотъемлемая часть домашней жизни, как и сама смерть. В Латгалии, особенно в глубинке, и в наши дни люди обычно умирают дома, а не в больнице, и до самых похорон усопший остается дома – в амбаре или в другом прохладном, чистом месте. Пока идет подготовка к похоронам, по вечерам домашние, соседи, родственники и друзья умершего исполняют официум умерших. Раньше он проводился каждый вечер, сейчас – в один или два последних вечера перед похоронами. На стол, у которого проводят ритуал, стелят белую льняную скатерть, ставят свечи и круцификс (См. фото «Собрание официума умерших в доме Отилии Супе в Рекаве 15 ноября 2003 года). В отдельных волостях Латгалии рядом с круцификсом на стол помещают тарелочку с щепоткой соли и ломоть или целую буханку черного хлеба (См. фото «Собрание официума умерших в Доме культуры Салнавы 4 октября 1997 года»). Это – символы благословения дома.

Ритуал также исполняется в случае: (1) годовщины смерти человека и (2) в семьях – раз в году – в качестве поминального молебна за всех умерших семейства.

Отмечать годовщину смерти в Латгалии принято до сих пор. Собрания стараются устраивать именно в день смерти. Годовщина означает для умершего некий переход. После этого но нему отдельного официума не проводят – ведь он принят в круг всех умерших семейства и для них раз в год устраивают общее памятное торжество, центральное место в котором отведено официуму. Эти торжества важны одновременно и как встреча всех родственников – живых и мертвых.

В церкви официум умерших обычно проходит один раз в год – 2-го ноября. Как известно, в католических догмах наряду с раем и адом важное место занимает чистилища – временная обитель душ умерших, где они очищаются от грехов. Официум умерших – внушительный молебен о душах в огне чистилища. Желание помочь своим близким и вера в возможность такой помощи – основа существования этой традиции.

Хотя в годы советской власти практика исполнения официума умерших особо не запрещалась, цикл ее наследования был нарушен: дети и молодежь в собраниях не участвовали. В наши дни исполнители ритуала – в основном, пожилые люди, и существование этой традиции в ближайшие десятилетия останется под угрозой.

Мартыньш Бойко

< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >
дизайн: tundra