LAT / ENG / RUS
< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >

БЕЛЫЕ КОЛОКОЛЬЧИКИ (1961)

Документальный фильм, 24 мин. Автор сценария – Герц Франкс. Режиссер – Иварс Краулитис. Оператор – Улдис Браунс. В роли девочки: Илзе Зариня.

Поворотный пункт в киноискусстве Латвии –  снятая с элементами игрового кино работа, которая стала краеугольным камнем Рижской школы поэтического документального кино.

Хрестоматийный фильм, с которого пошел новый отсчет времени в истории латышского кино. Поэтическое эссе, в котором отслежен путь маленькой девочки по Риге 60-х годов, стало началом новой документальной киношколы. Звучит парадоксально, поскольку в фильме, снятом в сотрудничестве режиссера И. Краулитиса, сценариста Г. Франкса и оператора У. Браунса, использованы элементы игрового кино – известно даже имя девочки. Более того, ее импульсивное скитание по улицам Риги, радость при виде блестящей никелированной лошадки на капоте «Волги» или цветов – белых колокольчиков – в витрине цветочного магазина, а затем и переживание по поводу потери своего букета – все это сдирижировано творческой группой фильма.

Именно в этой короткометражке авторы и нашли ту стилистику, ту поэтическую условность, которой позже широко пользовались мастера Рижского документального кино, чтобы во всех своих фильмах избегать, по возможности, обязательных идеологических пошлин и провозглашения советских истин.

В «Белых колокольчиках» слышна отсылка к классике мирового кино – знаменитым фильмам городских ритмов: таким, как фильм немца Вальтера Рутмана «Берлин – симфония большего города» (1927) или русского авангардиста Дзиги Вертова «Человек с киноаппаратом» (1929). Фильм приближен к тенденциям мирового кино 60-х, а также исполнен почтительности к ценностям свободы и гуманизма (фильм Георгия Данелия «Я шагаю по Москве»).

Начало «Белых колокольчиков» – девочка отстает от своих товарищей, собирающих металлолом, и направляется в наполненный автомобильными потоками город – становится предлогом для того, чтобы следовать ритмам города Риги начала 60-х. Авторы наотрез отказываются от дикторского текста, строя фильм на одной лишь фонограмме звуков и шумов.

Белые колокольчики, упавшие посреди потока грузовых машин на улице Ленина (ныне – Бривибас), в фильме воспринимаются как поэтическое обобщение, сделанное молодыми творцами латвийского кино. Этим цветам по силам остановить даже асфальтовый каток, что в авторской интерпретации означает – человеческая сущность и гуманные ценности побеждают жестокость города. В первый раз латышское документальное кино рассматривает человеческое измерение – девочку с букетом цветов – как нечто, равноценное индустриальным и (или) историческим процессам.

Эта конфронтация ребенка с городским ритмом осталась в истории латышского кино и как яркое свидетельство эпохи, и как образец внедрения в документальное кино элементов игры, равно как и блестящая игра форм, подтверждающая профессиональность создателей латышского документального кино и их принцип – говорить о живом человеке без идеологических клише.

Дита Риетума

< ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ / СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ >
дизайн: tundra